Настоящие мужчины не сдаются

Каждый человек в своей жизни сталкивается с трудностями. И если верить одной мудрой фразе, то сила личности измеряется именно величиной проблем, способных заставить ее сдаться. Для кого-то этот порог «ниже плинтуса» и слезы льются ручьем из-за сломанного ногтика или мелкой неудачи, а другие не уступают даже в ситуации безвыигрышной и на первый взгляд, и на второй, и даже третий... С одним из таких людей, не отступивших, когда опускаются руки даже у врачей, мы и провели сегодняшнее интервью.

Максим Анатолиевич Терлецкий, невзирая на диагноз ДЦП (детский церебральный паралич), сумел не только «поставить» на ноги самого себя, получить высшее образование и добиться результатов в спорте, но еще давно и успешно, в качестве тренера для людей с ограниченными возможностями, помогает другим поверить в свои силы и научиться жить полноценной жизнью!

 

Скажите, почему Вы решили заниматься боевыми искусствами?

Начнем с того, что я инвалид с рождения. В то время, когда я был маленьким, такого понятия как реабилитация детей с ДЦП вообще не существовало. Ни социальной, ни физической... Благодаря тому, что мои родители в свое время не сдались и потратили уйму своего здоровья, сил и средств, они смогли поднять меня на определенный физический уровень. Потом я, как и все мальчишки в детстве, посмотрел фильмы с Брюсом Ли, Джеки Чаном и др. Меня это заинтересовало, но тренера найти я нигде не мог. Ведь чтобы заниматься с такими детьми, необходим индивидуальный подход, и не каждый тренер готов взять на себя такую ответственность.

Так что начал сам понемногу тренироваться. Когда мне было 16 лет, мне повезло встретить своего первого учителя – Андрея Куринного, инструктора боевого искусства «Дракон». После нашего знакомства, он начал меня тренировать. Через время Андрей уехал на заработки в другие города, и я вновь остался без наставника... В возрасте 23-х лет меня свела судьба с Олегом Николаевичем Барышем – основателем и руководителем военно-спортивного центра «Воин». Он согласился тренировать меня на свой страх и риск, ведь как он позже сказал мне: «я вообще не знал с какой стороны к тебе подойти, но я видел твое желание тренироваться и начал тебя обучать». В результате все получилось хорошо, я занимался в секции по два раза в день, приходил на занятия утром и вечером. Конечно, было очень тяжело. Еле ноги домой притягивал, падал на стул, тряслись и руки и ноги, все болело. Но, постепенно это принесло свои плоды, и я смог дойти до уровня инструктора, получить черный пояс, конечно же, с поправками на свои возможности.

 

А когда началась Ваша тренерская работа?

Через время ко мне обратились люди, у которых были похожие проблемы с ребенком. Они хотели, чтобы их сын также ходил куда-то тренироваться, но естественно, его никто и никуда брать не хотел. Во-первых, из-за ДЦП... Во-вторых – по возрасту... Ему тогда было порядка 6-ти лет... Вот он и пошел тренироваться ко мне. Я начал обучать на дому и продолжаю это делать и по сей день. Пытался договориться на счет залов, но все упирается в аренду и только чтобы ее оплатить, мне пришлось бы брать большие деньги с людей. А у родителей, которые и так тратят немалые средства, чтобы поднять своего ребенка на ноги, просто нет таких денег еще и на тренировки. Кроме того, лично мне совесть не позволит зарабатывать на проблемах других людей.

Если честно, я никогда и не планировал работать тренером, занимался сам для себя. Просто, однажды я крепко получил тумаков и решил, что не позволю такому повториться вновь, научусь защищать себя... Но, потом я понял, что оно того не стоит и постепенно тренировки из способа самозащиты превратились в образ жизни.

Олег Николаевич Барыш, насколько мог, всегда помогал мне. Он сумел найти спонсоров, которые приобрели специальный тренажер для детей с проблемами опорно-двигательного аппарата, и установили его в мою импровизированную спортивную комнату. Дальше я уже за свои деньги добирал все оборудование, которое было необходимо для занятий. И со временем вышел на такой уровень, что сейчас у меня есть все необходимое для полноценной работы с детьми.

 

А сколько людей уже обратились за Вашей помощью?

Количество учеников я не считал, но могу сказать, что это десятки детей. Сперва я старался сводить их в группы, но тренировать таким образом детей, с особенными потребностями не реально, ведь у всех у них разные проблемы. Кто-то медленнее, кто-то быстрее... Причем я работаю с людьми, у которых самые разные заболевания. Например, у меня занимался ребенок с врожденным пороком сердца, другой малыш с проблемами психологического характера. Я всегда стараюсь найти индивидуальный подход к ребенку, заинтересовать его. Если же заставлять, то толку не будет.

 

- Максим Анатолиевич, помимо общефизической подготовки Ваши тренировки подразумевают определенную психологическую работу с ребенком?

Безусловно! Это основополагающая стадия. Я обязательно общаюсь с ребенком, расспрашиваю о его проблемах, рассказываю про свою жизнь. Помню, у меня занимался паренек, которого привели в довольно взрослом возрасте, но с проблемой отставания в психологическом развитии от своих сверстников. Добрый и неагрессивный большой ребенок. Ну, а одногодки, как это зачастую бывает, издевались над ним, собирались группой и пытались побить. Притом, что он обладал немалой физической силой. Мне достаточно было просто психологически подготовить его к тому, что следует не бояться обидчиков и уметь заступиться за себя.

 

- А поддерживаете ли Вы связь со своими учениками после прекращения занятий? Как складывается их судьба в дальнейшем?

Конечно, стараюсь это делать. Многие из моих учеников закончили школы, поступили затем в колледжи, техникумы или вузы, учатся, живут практически полноценной жизнью. Стараются ни в чем себя не ограничивать.

 

- Максим Анатолиевич, Вы сами смогли изменить свою жизнь к лучшему, помогаете это делать и другим. Но, все-таки, есть ли у Вас специальное образование, позволяющее это делать на профессиональном уровне?

После школы я нигде не учился два года. Везде намекали, что надо давать взятки... А потом абсолютно случайно в 2000-м году я узнал об Институте экономики и права, который находился в здании бывшего проектного института. Они как раз проводили набор-собеседование. Сначала я пошел на лингвиста-переводчика, поскольку неплохо знал английский язык. По результатам собеседования меня взяли на учебу, но прозанимавшись два с половиной года, в силу определенных обстоятельств, я перешел на социального работника. Сейчас понимаю, что в этом тоже был какой-то смысл, ведь именно там я изучил психологию. Это дало мне в итоге не только диплом, но и значительно повысило умение работы с людьми, обучило необходимым навыкам, которые и по сей день полезны в моем деле. Но, опять же, повторюсь – это не моя работа, а скорее хобби, желание помогать другим.

 

- А сколько стоят Ваши занятия?

Изначально я пытался заниматься с детьми абсолютно бесплатно, но столкнулся с ситуацией настороженности со стороны их родителей, ведь сейчас нет ничего бесплатного и люди не привыкли к этому. Я просто говорю, что они могут давать ровно столько, сколько в состоянии дать и все. Я не ставлю за цель заработать на этом. На первом месте для меня все-таки то, что я могу быть полезен обществу. Чтобы цепочка взаимопомощи не обрывалась... И как в свое время мне помогали люди, также поступаю и я. Надеюсь, что кто-нибудь из моих воспитанников также когда-нибудь поможет другому!

Настоящие мужчины не сдаются (фото) - фото 1Настоящие мужчины не сдаются (фото) - фото 2
Настоящие мужчины не сдаются (фото) - фото 3Настоящие мужчины не сдаются (фото) - фото 4
Максим Анатолиевич Терлецкий быть мужчиной,
Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію

Коментарі